Распил по полной программе

Несмотря на систематическое изменение закупочного законодательства, госзаказ остается одной их самых коррупционных сфер экономики, а размеры «откатов» исчисляются уже миллиардами рублей. Между тем количество ежегодно выявляемых в данной сфере преступлений по-прежнему не соответствует масштабам проблемы. Для нормализации ситуации власти пошли на очередное ужесточение уголовной ответственности, вместо того чтобы устранить коррупциогенные нормы в отраслевом законодательстве.

Коррупционный аппетит

На минувшей неделе коллегия Счетной палаты (СП) России обнародовала результаты мониторинга развития системы государственных и корпоративных закупок. Как оказалось, прошлогодний объем нарушений при госзакупках в рамках 44-ФЗ вырос более чем вдвое и достиг 104 млрд руб. против 48,8 млрд годом ранее. Количество самих нарушений увеличилось почти втрое — с 823 до 2,1 тыс. Экономия бюджетных средств при этом снизилась с 9,9% до 6,7%. Кстати, региональные контрольно-счетные органы вскрыли более 34 тыс. нарушений на общую сумму более 35 млрд руб.

Наиболее распространенными являются нарушения при приемке и оплате товаров (работ, услуг), не соответствующих условиям контрактов; при обосновании и определении начальной (максимальной) цены контракта, а также цен контрактов, заключаемых с единственным поставщиком; неприменение мер ответственности за несоблюдение контракта; внесение незаконных изменений в контракты.

Представители СП объясняют неблагоприятную динамику увеличением числа проверок, завершением формирования методической базы по проведению аудита и ростом доступности данных из Единой информационной системы — в прошлом году в ней были размещены закупки на 7,1 трлн руб., что на 11,4% выше, чем в 2016-м. Таким образом, масштабы нарушений составили почти 1,5% от общего объема госзакупок. В свою очередь, эксперты в качестве причин многочисленных нарушений называют непрозрачность исполнения госконтрактов, некорректное оформление документов, низкую дисциплину поставщиков и заказчиков, ненадлежащий ведомственный контроль и т. д. Отмечается также, что четкое исполнение 44-ФЗ затрудняется многочисленными поправками (с 2013 г. их было 48) и подзаконными актами (более 100).

Помимо этого, было выявлены 139 нарушений при осуществлении корпоративных закупок (223-ФЗ) на общую сумму 13,8 млрд руб. В регионах таких нарушений набралось на 3 млрд руб. Сегодня основной объем закупок (96,4%) в рамках 223-ФЗ осуществляется прочими способами и у единственного поставщика, что влечет низкий уровень конкуренции (среднее количество заявок на один лот — 1,75) и эффективности осуществления закупок (относительная экономия — 1,32%).

Низкая успеваемость

Несмотря на столь благодатную, казалось бы, почву для правоохранителей, количество выявляемых ими преступлений остается незначительным. Так, в 2017 г. было зарегистрировано всего 587 преступлений (+20% к 2016 г.), связанных с госзаказом, из них 36 — в Дальневосточном федеральном округе (ДФО), также выявлено 202 человека, их совершивших (11 — в ДФО). При этом в Приморье не обнаружили вообще ничего. Впрочем, как и в большинстве регионов округа. В ряде субъектов ситуация несколько лучше — 12 деяний в Якутии и 16 на Сахалине (в основном совершенных в крупном и особо крупном размерах), по четыре в Хабаровске и в Приамурье. В структуре таких преступлений преобладают мошенничества. Чисто экономических и должностных преступлений набралось одно и шесть соответственно. А показатели по организованной преступности в данной сфере — нулевые.

Что касается судьбы возбуждаемых уголовных дел, то расследованы в минувшем году были только 259 (–5,8% к 2016 г.), в том числе 19 в ДФО, а направлены в суд — 181 (–22%), из них 17 в округе. Размер причиненного материального ущерба по оконченным и приостановленным уголовным делам данной категории составил 4,5 млрд руб. (в том числе 1,1 млрд в ДФО). Однако арестовано или изъято денег (имущества) по таким делам было лишь 2,5 млрд (368 млн руб.

Тщетные усилия

Вместо того чтобы устранить коррупциогенные ниши в отраслевом законодательстве (на чем неоднократно настаивала СП) и ведомственную конкуренцию между контролирующими органами, а также повысить исполнительскую дисциплину заказчиков, Кремль в очередной раз принялся перелопачивать Уголовный кодекс РФ.

В частности, федеральный закон от 29.12.2017 № 469-ФЗ (вступил в силу 09.01.2018) дополнил УК двумя новыми статьями: 201.1 «Злоупотребление полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа» и 285.4 «Злоупотребление должностными полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа». Помимо этого, предусматривается конфискация имущества, полученного в результате совершения указанных преступлений.

В свою очередь, федеральный закон от 23.04.2018 № 99-ФЗ ввел такие составы, как: «Злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд» (ст. 200.4) и «Подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок» (ст. 200.5). Причина нововведений проста: ряд нарушений, связанных с определением цены контракта, его заключением или исполнением, не может рассматриваться как уголовно наказуемое злоупотребление служебным положением, поскольку совершается представителями заказчика, которые не являются должностными лицами. Такие деяния влекут за собой лишь административную ответственность (50 тыс. руб. штрафа).

Первая статья направлена на пресечение злоупотреблений и касается любого участника системы — от работника контрактной службы до представителя заказчика, даже если тот не является должностным лицом. Максимальное наказание по этой статье — штраф до 1 млн руб. и лишение свободы на срок до семи лет. Другая предусматривает ответственность за подкуп сотрудника контрактной службы, контрактного управляющего или члена закупочной комиссии в целях оказания влияния на принимаемые ими решения. Максимальное наказание — лишение свободы до трех лет. В случае совершения такого деяния группой лиц (или в крупном размере) последует лишение свободы до семи лет. При особо крупном размере подкупа — до восьми лет.

Во всех этих случаях лишение свободы может быть дополнено штрафом, кратным сумме подкупа: 10-кратным, 30-кратным или 40-кратным. При этом под крупным размером подкупа признается сумма, превышающая 150 тыс. руб., а под особо крупным — свыше 1 млн руб. Одновременно с этим вводится ответственность за незаконное получение указанными лицами денег, ценных бумаг или иного имущества, а также за незаконное пользование ими (если это не взятка) — лишение свободы до трех лет со штрафом до 20–кратной суммы подкупа.

Поблажки получат те, кто добровольно явится в следственные органы и сознается в содеянном, а также окажет им необходимое содействие. Чтобы у правоохранителей не возникло соблазна злоупотребить обретенными полномочиями, была переписана ст. 304 УК РФ. Теперь провокация подкупа (попытка передать чиновнику без его согласия деньги или иное имущество с целью искусственного создания доказательств совершения преступления или его шантажа) наказывается штрафом до 200 тыс. руб. или лишением свободы на срок до пяти лет с трехлетним запретом на службу или без такового.

Между тем уже сейчас возникают большие сомнения в результативности принятых уголовно-правовых мер. По подсчетам Минфина, только 3,6% закупок госкомпаний осуществляется путем проведения конкурсов и аукционов в соответствии с требованиями гражданского законодательства. В общей сложности заказчиками применялись более 5 тыс. способов выбора поставщиков. Самый популярный из них — это «иные способы», на втором месте — закупка у единственного поставщика (на 9,6 трлн руб.). При этом по итогам закрытых закупок было выполнено всего 4,2% заказов. Таким образом, 223-ФЗ уже на старте предусматривает узаконенную схему «распила» бюджетных средств, которые могли быть направлены на решение остросоциальных проблем страны.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ