Цифровая безалаберность или инновационное воровство?

Задуманная властями цифровизация может остаться только на бумаге

Учитывая общемировые тенденции и научно-технический прогресс, президент Владимир Путин решил осовременить и Россию, утвердив Национальную стратегию развития искусственного интеллекта (ИИ) до 2030 г. Под ИИ подразумеваются технологические решения, имитирующие мышление человека и позволяющие выполнять те или иные задачи. Он включает в себя IT-инфраструктуру, программное обеспечение, а также процессы и сервисы по обработке данных и поиску решений. Отчитываться за реализацию указанной Стратегии перед главой государства придется правительству.

Ранее «дорожную карту» развития «сквозной» цифровой технологии «Нейротехнологии и искусственный интеллект» одобрил президиум правительственной комиссии по цифровому развитию и использованию информтехнологий для улучшения качества жизни. За развитие технологий ИИ в России будет отвечать Сбербанк. Разработкой связи пятого поколения (5G) займутся «Ростелеком» и «Ростех», последний также возьмется за разработку Интернета вещей и квантовых сенсоров. За квантовые вычисления будет отвечать «Росатом», а за квантовую связь — РЖД.

«В случае недостаточного развития и использования конкурентоспособных технологий ИИ реализация приоритетных направлений научно-технологического развития страны замедлится, что впоследствии повлечет за собой ее экономическое и технологическое отставание», — говорится в Стратегии. Во избежание такого сценария были предложены следующие меры: поддержка научных исследований и разработка программного обеспечения; повышение качества и доступности данных, а также аппаратного обеспечения, необходимых для развития технологий ИИ; подготовка квалифицированных кадров и др. Причем говорится об этом не впервой.

По прогнозам Минкомсвязи, отечественный рынок решений в сфере ИИ к 2024 г. вырастет в 80 раз — с 2,1 до 160,1 млрд руб. При стимулировании его развития доля ИИ в ВВП может достичь 0,8%, а к 2030-му — 3,6%. Правда, развитие новых технологий на системном уровне — весьма недешевое удовольствие. В общей сложности на реализацию семи «дорожных карт» в цифровой сфере потребуется почти 283 млрд федеральных рублей. И это не считая внебюджетного финансирования.

Казалось бы, вполне разумный шаг, учитывая существенное отставание по многим позициям от наших продвинутых соседей. Если бы не одно «но». Все высокотехнологичные и инновационные проекты в ходе реализации превращаются в неиссякаемый источник для воровства и коррупции. Оно и понятно: «отсутствие плановых значений, используемых для расчета показателей нацпрограммы «Цифровая экономика» (рассчитана до 2024 г. с объемом финансирования в 1,6 трлн руб.), свидетельствует об их формальности и приводит к невозможности оценить эффект от реализации запланированных мероприятий», — справедливо заметила в своем отчете зампред Счетной палаты (СП) РФ Вера Чистова.

Согласно Стратегии, основными целями развития ИИ являются обеспечение роста благосостояния и качества жизни населения, национальной безопасности и правопорядка, достижение устойчивой конкурентоспособности российской экономики, в том числе лидирующих позиций в данной области. Однако даже промежуточные результаты внедрения инновационных технологий в отдельных сферах ставят в тупик.

Взять хотя бы недешевый аппаратно-программный комплекс «Безопасный город», целью создания которого было повышение общего уровня общественной безопасности и правопорядка за счет улучшения координации деятельности соответствующих спецслужб. Правоохранительный сегмент АПК действует почти в тысяче населенных пунктов, где установлено 266,7 тыс. видеокамер и около 1,2 тыс. терминалов экстренной связи с полицией. Однако с их помощью в прошлом году были раскрыты всего 28,3 тыс. преступлений, или 6,5% всех уличных злодеяний (429,1 тыс.)! И так уже который год…

Причина низкой результативности АПК проста: «Имеющиеся в ряде регионов видеокамеры зачастую не снабжены ночным режимом работы, имеют низкое разрешение, не позволяя детально рассмотреть элементы обстановки, распознать внешность человека или прочитать номерные знаки машин. При этом записи, с помощью которых можно идентифицировать преступника, хранятся на серверах не более пяти суток. А самое главное — информационные ресурсы и серверы региональных «Безопасных городов» до сих пор не объединены в одно информационное пространство», — говорят в Совбезе.

Между тем средства в сфере безопасности крутятся немалые. Оштрафованная в прошлом году за подкуп замдиректора филиала «Ростелекома» челябинская фирма получила контрактов на оснащение региона системой видеонаблюдения «Безопасный город» аж на 543,7 млн руб. А вскрытый в июне пензенским УФАС картельный сговор на при проведении 11 электронных аукционов в рамках реализации программы «Безопасный город» еще в 2015–2017?гг. обошелся казне в 258 млн рублей…

По мнению Минкомсвязи, технология систем распределенного реестра (блокчейн) позволит сократить объем теневой экономики и оборот контрафактной продукции к 2024 г. на 853 млрд руб. Произойдет это за счет обеспечения прозрачности, неизменности и автоматизированной актуализации данных. Как бы не так.

Сегодня для манипулирования системой электронных площадок, призванной «опрозрачить» систему госзакупок, ушлые бизнесмены активно используют вполне легальных «аукционных роботов» — специальное программное обеспечение, настроенное на автоматическое поддержание начальной максимальной цены контракта. Роботы устанавливают лимиты снижения начальной цены на 0,5–1%. Сферы применения такого ПО различны: медикаменты с расходными материалами, ремонт участков теплосетей, реализация арестованного имущества, вывоз ТБО. К настоящему времени управлениями ФАС России (Пермское, Ярославское, Ленинградское, Башкирское, Мурманское, Удмуртское) рассмотрено 6 дел о поддержании цен на торгах с помощью роботов.

«Общий фонд «серых» зарплат, с которых не уплачиваются налоги и страховые взносы, достигает 10 трлн руб. в год», — говорится в долгосрочном бюджетном прогнозе, который правительство внесло в Госдуму вместе с проектом федерального бюджета на 2020–2022 гг. Это порядка 67,5 тыс. руб. в перерасчете на каждого россиянина. По мнению авторов прогноза, минимизации риска возникновения диспропорций в уровне налоговой нагрузки «белой» и «серой» экономик будет способствовать внедрение цифровых технологий в администрирование и совершенствование налоговых режимов для отдельных категорий налогоплательщиков с высоким риском «теневизации» (самозанятые, малый бизнес).

Впрочем, доверия у граждан инициативы налоговиков пока не вызывают. К проводимому с начала года в четырех регионах страны (в Москве, Московской и Калужской областях, Татарстане) эксперименту присоединились всего 226 тыс. самозанятых. При этом Росстат оценил неформальную занятость во втором квартале текущего года в 15,2 млн человек (или 21,3% всего занятого населения).

Ну и самое печальное. «По уровню расходования федерального бюджета программа «Цифровая экономика» занимает последнее место среди всех нацпрограмм — 8,3% против 32,4%. Основная причина — неготовность в освоении выделяемых средств. Эффективность информатизации министерств и ведомств низкая, несмотря на ежегодные затраты на нее в размере 100 млрд руб. Из 20 законопроектов, которые должны были принять еще в 2018?г. для реализации нацпрограммы, принят всего один. Более 96% госорганов и внебюджетных фондов используют иностранные операционные системы, а около 82% — еще и почтовые серверы. Переход на отечественный софт идет с большими сложностями, ввиду того, что российским производителям сложно предоставить заказчику конкурентный продукт по сравнению с зарубежными аналогами», — констатируют аудиторы СП. Комментарии, как говорится, излишни.

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Провинциал 3 недели назад
0 0
Вот так и живём. В бардаке. Надеясь на авось и чудо. В данном случае технологическое.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ