Колдовская сила: как дочка Распутина объявилась во Владивостоке

фото: предоставлено Ю. Уфимцевым |  Колдовская сила: как дочка Распутина объявилась во Владивостоке
фото: предоставлено Ю. Уфимцевым

В декабре 1919 г. во Владивостоке был арестован военной властью некто Борис Соловьев. Дальнейшее расследование выявило, что арестованный был зятем знаменитого Григория Распутина, а арестованная вместе с ним супруга — никем иной, как старшей дочерью Распутина Марией (урожд. Матреной).

Распутин, будучи религиозным старцем, был очень близок к императорской семье, так как его заговоры якобы позволяли снимать осложнения после приступов гемофилии у сына Николая II Алексея. Медицина была бессильна, и семья российского императора полагалась только на колдовскую силу старца. К тому же он заявил, что царская семья будет жить, только пока жив он сам.

Считая Распутина шарлатаном, родственники царя вместе с черносотенцами решили ликвидировать «колдуна», чтобы обезопасить Николая от его тлетворного влияния. 30 декабря 1916 г. Распутина накормили пирогом и напоили вином с цианистым калием. Но старец выжил и попытался душить своих отравителей. Тогда ему выстрелили в спину. Пока ходили за покрывалом, он ожил и попытался бежать. Его связали и бросили в прорубь Невы. Началось расследование убийства, но тут свершилась революция, и убийц отпустили. Поднятое водолазами тело Распутина захоронили.

Вскоре пошли слухи, что Распутин восстал из гроба и ходит по Петербургу. Тогда председатель Временного правительства Александр Керенский приказал выкопать труп и сжечь.

Оставшиеся после Распутина потомки разбрелись по свету, до конца дней веруя в его демонические способности. «В декабре 1919 г. во Владивостоке был арестован военной властью некто Борис Соловьев. Он возбудил подозрение своим поведением и близостью к социалистическим элементам, готовившим свержение власти адмирала Колчака. Соловьев подлежал суду как большевистский агент. Но при расследовании выяснилась его подозрительная роль в отношении царской семьи, когда она была в Тобольске. Он был отправлен поэтому ко мне, — вспоминал следователь по особо важным делам Николай Соколов. — Дальнейшее расследование выявило, что арестованный был зятем знаменитого Григория Распутина, а арестованная вместе с ним супруга — никем иной, как старшей дочерью Распутина Марией (урожденной Матреной)».

Появлению супругов во Владивостоке предшествовали следующие события. В марте 1917 г. царь Николай II отрекся от престола и был сослан в Сибирь — в Тобольск. Страна погрузилась в пучину Гражданской войны. Сторонники самодержавия не оставляли попытки освободить царя из заключения. Для того чтобы наладить связь с семьей самодержца, в места ссылки фрейлиной императрицы Анной Вырубовой был направлен сын казначея Священного Синода, офицер, помощник начальника отдела Дальнего Востока при военном министре, зять Григория Распутина Борис Соловьев вместе с супругой.

Соловьев, пользуясь громкой фамилией супруги, завязал на себя все контакты между другими монархистами и царем. Стал собирать деньги на его освобождение у всех, кто давал. Часть передавал, а на часть жил сам с семьей. Приезжавшим он озвучивал свой план вывоза Николая по Иртышу за полярный круг, а затем — по Северному морскому пути план отправки его во Владивосток. Для чего приводил на встречи усатого молчаливого шкипера из Владивостока, якобы уже готового к операции. Недоставало только денег…

Другим он озвучивал план вывоза царя из Тобольска на аэроплане Сибирской воздухоплавательной флотилии. Сначала в Монголию, а потом в Тибет… Будто уже по всему Сибирскому тракту основал заимки с перекладными, по которым царя будут тайно перевозить до самой границы. Нужны только деньги…

Деньги Соловьеву давали, кроме того, положив ему годовой оклад в 40 тыс. руб. Немало в умении убеждать играли и его паранормальные способности к гипнозу. Поручик Логинов, следивший за Соловьевым перед арестом последнего во Владивостоке, рассказывал на следствии: «Она (Матрена Распутина) неразвитая, простая, запуганная и безвольная. Он делает с ней что хочет. Бьет ее. Он гипнотизирует ее. В его присутствии она не может говорить что-либо нежелательное ему. Я и моя жена были свидетелями, как он проводил усыпление на Русском острове. Перед нами прошла сцена усыпления — ненормальный сон, беспорядок в костюме, бессмысленно раскрывающийся рот, пот и судороги. Истерический смех и крики — она видела падающий и разбивающийся поезд, в котором ехала ее сестра. Он приказал ей забыть о сестре, и она уже не вспомнила о ней».

Наличие у Соловьева паранормальных способностей подтверждал старший прокурор-криминалист Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ, проводивший повторное расследование гибели царской семьи в 1990-х годах: «Соловьев несколько лет провел в Индии, где обучался гипнозу и всевозможным приемам оккультизма в теософической школе в городе Адьяре. Например, убийству на расстоянии. Это он сам о себе друзьям рассказывал.

То, что Соловьев влиял и на царскую семью посредством оккультных восточных теорий, подтверждает следующий факт. После переезда из Тобольска в Екатеринбург, войдя в дом Ипатьева (где семья вскоре была расстреляна), государыня сделала отметку на косяке окна своей комнаты. Она нарисовала свой индийский знак (бегущий крест с загнутыми в левую сторону концами лучей) и рядом указала дату «17/30 апр. 1918 г.».

«В дневнике Соловьева я нашел тот самый знак, которым пользовалась императрица, — вспоминал следователь по особо важным делам Николай Соколов. — Соловьев ответил мне, что это индийский знак, означающий вечность. Он уклонился от дальнейших объяснений. Марков же был более откровенен и показал: «Условный знак нашей организации был (изображен равносторонний четырехконечный крест с концами, загнутыми влево). Императрица его знала».

Во время переезда царской семьи, пользуясь доверием, Соловьев узнает у детей императора, где их семья оставила спрятанные в Тобольске драгоценности. И находит их. Переправив семью царя в Екатеринбург, большевики, опасаясь, что царя освободят подходившие к городу белые части, приняли решение всех расстрелять. Что и было сделано. Борис Соловьев принимает решение покинуть Тобольск. Для начала он с женой выезжает в Харбин. Где продолжает сбор денег для якобы спасенного царя. В Харбине чета принимает решение обустроиться во Владивостоке, куда первым и отправляется супруг.

Матрена старается узнать, что будет впереди: «10 ноября. Была у гадалки на Школьной, 11. Сказала мне все прошлое, удивительно верное, будущее же сказала, что я буду счастлива и богата, Боря будет болен серьезно 39 лет. Предстоит три дороги, две коротких и одна длинная, т. е. за границу».

Предсказания гадалки сбылись. «В апреле мы с сестрой Варей, которую я выписала к себе, поехали во Владивосток к Боре, так как он в это время служил в штабе крепости. Во Владивостоке мы жили в гостинице «Версаль». Летом этого года у мужа с полковником Бутенко вышли неприятности, и он ушел в отряд особого назначения. В скором времени после моего приезда во Владивосток туда приехал с Марией Михайловной атаман Семенов. Он приглашал моего мужа и меня к себе обедать. Атаман интересовался судьбой Михаила Александровича (царевича) и приглашал Борю, чтобы узнать от него что-либо об этом. Но Боря ничего не знает про судьбу Михаила Александровича», — так описывала дочь Распутина свое дальнейшее житье во Владивостоке, в котором Соловьев сохранял «большое инкогнито», но открылся начальнику паспортного пункта полковнику Макарову, прося у него четыре незаполненных бланка заграничных паспортов — «для отправления августейших детей за границу».

Паспорта для якобы спасшихся детей императора Соловьев не получил, а был арестован в декабре 1919 г. и отправлен в Читу к следователю Соколову, начавшему расследовать все обстоятельства гибели царской семьи и подозревавшего зятя Распутина в финансовой нечистоплотности. Вместе с мужем была арестована и отправлена Матрена Распутина.

В Чите в то время находился атаман Григорий Семенов, который вызволил Соловьева из тюрьмы. Борис Соловьев и Матрена Распутина вновь отправились во Владивосток, откуда незамедлительно отплыли с чехами в Европу.

Вплоть до своей смерти в 1926 г. Соловьев упорно распространял легенду о том, что государь спасся, перелетев на самолете в Тибет. В 1930-е Матрена Соловьева-Распутина гастролировала по Европе и Америке как укротительница львов, рекламируя себя как «дочь известного безумного монаха, чьи подвиги в России удивили мир». Скончалась в 1977 г. в США.

Юрий УФИМЦЕВ

 

 

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
автор 6 дней назад
0 0
каждое слово 100% правда
Пикачу Детектив 1 неделю назад
0 0
Что-то раньше такая информация нигде не всплывала. Интересно почитать. Насколько всё правда- вот вопрос.
Аноним 1 неделю назад
1 0
Интерсено
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ