Рыболовный флот: почему в России не как в Китае

Наблюдая, как вымучивают наши верфи строительство рыболовных судов, сразу же представляю себе пример Китая, где отдельные, небольшие по китайским меркам судоверфи строят ежегодно по сто рыболовных судов и более. Половина из которых крупнотоннажные. Почему же такая разница?

Ответить на этот вопрос не представляется возможным, если не затронуть вопрос об использовании государственного управления. В данном случае на примере Китая, который добился необыкновенных результатов в развитии своего рыбного хозяйства.

В международной практике государственная политика в области обновления и строительства рыболовного флота, являясь неразрывной частью общей стратегии по развитию рыбного хозяйства и экономики стран в целом, преследует несколько целей. Среди которых — повышение эффективности использования собственных биоресурсов за счет роста экономической эффективности и производительности судов (больше продукции, налогов для государства и прибыли для бизнеса с каждой тонны национальных биоресурсов), за счет экономического развития прибрежных территорий (регулирование типа-размеров судов строящегося флота), обеспечение занятости и высокого жизненного уровня населения прибрежных территорий, рост конкурентоспособности рыболовного флота для возможности конкуренции за биоресурсы удаленных районов Мирового океана (как известно, страны, контролирующие больший объем биоресурсов, будут иметь в будущем существенные преимущества не только в области пищевой индустрии и аквакультуры, но и в фармакологии, медицине и в других отраслях), развитие смежных с рыболовством отраслей экономики, валовой доход которых в несколько раз превышает валовой доход собственно рыболовства.

Причем смежные отрасли — это не только те производства, которые непосредственно занимаются созданием и обслуживанием флота (судостроение, судоремонт), и машиностроение (производство судового оборудования), но и развитие которых основано на достижении первых двух целей, указанных выше: пищевой береговой перерабатывающей индустрии, береговой инфраструктуры, аквакультуры и животноводства, фармакологии, медицины, а также услуг, производств и отраслей, обеспечивающих функционирование и развитие всего указанного выше: финансовые услуги, производство орудий промысла и тары, строительство и другое. Отдельно выделим научные исследования и научно-исследовательские разработки новых продуктов и технологий, которые в большинстве из указанных областей экономики являются базовыми и определяющими.

К сожалению, у нас подобная политика в области строительства и обновления рыболовного флота, несмотря на прямое указание руководства страны, отсутствует полностью. Даже в области промышленного рыболовства и промышленной политики в рыболовстве на протяжении всего постперестроечного периода в России отсутствует регулирование, направленное на высокотехнологичное, конкурентоспособное обновление рыболовного флота и, соответственно, на достижение указанных целей (флот если и пополняется, то в основном старыми, бывшими в употреблении зарубежными судами, от которых избавляются другие страны, строя новый флот).

Именно вследствие этого наши биоресурсы используются не на благо населения и развития экономики, а на благо тех, «кому очень хорошо» (пользователям квот), по образному выражению президента Владимира Путина, сказанному в выступлении на президиуме Госсовета по развитию рыбохозяйственного комплекса в 2015 г.

Отсюда и результаты. По данным Росрыболовства, из 19 основных показателей предыдущей Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса — 2020 выполнены лишь два. Невыполненными остались все три приоритетных показателя: по объему вылова (процент выполнения плана — 58%; объем вылова около 5 млн тонн соответствует середине 60-х годов), объему производства товарной пищевой продукции (процент выполнения плана — 60%) и среднедушевому потреблению (процент выполнения плана — 73%).

Сегодня в России уровень потребления рыбной продукции менее 2/3 экс советского уровня. То есть не обеспечивается минимальная медицинская норма потребления. А уровень потребления первой децильной группы населения в три раза меньше норматива здорового питания Минздрава и меньше, чем даже в странах, отнесенных FAO к беднейшим странам с дефицитом продовольствия.

В то же время по уровню рентабельности, несмотря на физически и морально устаревший флот, наш бизнес существенно опережает все развитые страны. Не только Китай, но и США, Японию, Норвегию, Исландию, Испанию, Канаду и другие страны.

Поскольку последние несколько лет Росрыболовство настойчиво твердит о развитии, связанном со строительством судов рыболовного флота, этот процесс, конечно же, невозможно считать не только элементом или результатом государственной политики, но и каким-либо успехом.

Не только потому, что на отечественных верфях строится неконкурентоспособный (заметим, что неконкурентоспособный уровень строящихся на наших верфях рыболовных судов не является неожиданностью, об этом еще на стадии обсуждения требований к вновь строящимся судам под инвестиционные квоты предупреждали эксперты, и это же отражено в резолюциях Общественной палаты Российской Федерации), а в некоторых случаях совершенно устаревший флот из середины прошлого века со всеми негативными последствиями для нашей экономики на длительную перспективу (с учетом нормативных сроков эксплуатации строящихся судов до 2045–2048 гг.), и это прямо противоречит задаче, поставленной президентом, о необходимости строительства современного флота.

Часть флота строится за рубежом, и таким образом за счет фактически государственных средств (льготы, предоставленные пользователям в том числе для обновления флота, по оплате ставки сбора за пользование биоресурсами уже превысили сумму в 3 млрд долларов США) развиваются зарубежные экономики, в основном Китая и Турции.

А все потому, что нынешнее строительство судов на отечественных верфях направлено на перераспределение квот между пользователями, то есть на достижение целей, далеких от принятых в международной практике. Инвестиционные квоты не резиновые, и с их окончанием процесс строительства на отечественных верфях будет, очевидно, завершен, что подтверждает отсутствие дальнейших заказов.

В Китае ситуация разительно иная, поскольку рыбное хозяйство точно преследует цели, указанные в начале статьи, и для их достижения рыбное хозяйство выделено в приоритетное направление развития китайской экономики. Случилось это не так давно — в 1979 г. В том же году была введена система лицензирования рыболовства, а в 1986 г. закон «О рыболовстве» превратил эту систему в закон.

Но уже спустя 35 лет, в 2014 г., по данным информационного агентства «Синьхуа», валовой доход рыбного хозяйства Китая достиг почти триллиона долларов США (5,99 трлн юаней, или около 962,4 млрд долларов), что составило 9,4% ВВП Китая. Для сравнения: по данным Росрыболовства, вклад рыболовства в ВВП России по итогам 2015 г. составил менее 0,3%.

Несмотря на значительное число западных публикаций о том, что работа китайского рыболовного флота в удаленных районах Мирового океана держится исключительно на дотациях, рыбное хозяйство Китая не только полностью самоокупаемо, но и генерирует существенную прибыль для государства, а экономическая эффективность работы морского рыболовного флота, прежде всего за счет его обновления, постоянно растет.

Этот результат достигнут исключительно за счет прагматичной политики и плановой системы развития Китая в течение семи пятилеток, когда ставились цели, а для их выполнения не только выделялось необходимое финансирование, но самое главное — разрабатывался и реализовывался набор инструментов, обеспечивающий их реализацию: стимулировались научные исследования и разработка новых технологий, стимулировалось их использование, то есть инвестиции, использовались налоговые льготы и дотации.

Подобной государственной политики в области управления рыбным хозяйством у нас не было никогда. Даже в период расцвета рыболовного флота во времена СССР Минрыбхоз обеспечивал типично экстенсивный путь развития (наиболее простой способ выполнения Госплана): увеличение объемов производства (вылов и выпуск продукции) за счет количественных факторов экономического роста, в данном случае — за счет постоянного увеличения количества рыбопромысловых судов. Не обращая особого внимание на уровень строящегося флота и его низкую экономическую эффективность.

Вполне естественно, что, как всякий экстенсивный путь развития, это приводило к постоянному росту государственных издержек в виде государственных дотаций для обеспечения работы рыболовного флота.

Китай же, в отличие от СССР, вовремя изменил модель развития рыбного хозяйства от широкого роста масштабов до интенсивного роста качества и эффективности, основанных на инновациях, и своевременно принял программу обновления рыболовного флота на основе достижений научно-технического прогресса.

По данным ФАО, в 2015 г. Китай произвел 65,2 млн тонн пищевой рыбы, при этом 47,6 млн тонн (73%) приходится на аквакультуру и 17,6 млн тонн (27%) — на промышленное рыболовство. Объем международной торговли рыбной продукцией Китая за 35 лет увеличился в 110 раз, с двукратным превышением экспорта над импортом, несмотря на то, что Китай обеспечивает около 35% мирового потребления рыбы. Потребление рыбы на душу населения в КНР выросло более чем в семь раз и по методологии ФАО составляет 37,9 кг на человека в год, хотя еще в 1980 г. потребление составляло около 5 кг на человека в год.

Китайская индустрия береговой переработки водных биоресурсов превратилась из небольших заводов по переработке замороженной рыбы в крупную комплексную перерабатывающую промышленность, в 2014 г. насчитывающую 9663 перерабатывающих предприятия и 8624 промышленных холодильника для хранения десятков миллионов тонн рыбопродукции с объемом годового выпуска продукции, превышающим 30 млн тонн. В 2015 г. рыбное хозяйство Китая обеспечило работой более около 30 млн человек (для сравнения: в 1956 г. отрасль обеспечивала работой лишь около 1 млн человек).

Конечно же, для достижения таких результатов необходим набор инструментов, среди которых наиважнейшим является научно-техническое обеспечение. Этим занимаются несколько государственных научно-исследовательских учреждений. Прежде всего, к ним относится Китайская академия рыбохозяйственных наук, которая связана с Министерством сельского хозяйства КНР, но работает под руководством Министерства науки и технологий КНР. В состав академии входят несколько научно-исследовательских институтов, включая напрямую касающийся обновления флота Институт рыболовного машиностроения и приборостроения.

Китай имеет законченную сеть технического расширения рыболовства, включая расширение морского рыболовства. Самый высокий центр — Китайский национальный центр технической поддержки рыбного хозяйства. В его состав входит значительное число комитетов, включая подкомитет по морскому рыболовству, а также по рыболовным судам и оборудованию для морского рыбного промысла. Не случайно Китай производит абсолютно весь спектр не только основного специализированного оборудования для рыболовного флота.

Именно эти институты являются фундаментом высокотехнологичного развития китайского рыболовного флота. Подобные учреждения, обеспечивающие научно-технический прогресс рыбного хозяйства, отсутствуют у нас полностью. Потому и имеем такой закономерный негативный результат в части обновления флота.

Работу как государственных научно-исследовательских институтов, так и негосударственных объединений обеспечивают наука и система образования КНР — университеты и колледжи.

То есть государством не только стимулируется, но и обеспечивается высокотехнологичное обновление и расширение национального рыболовного флота. Причем уровень строящегося в Китае рыболовного флота непрерывно растет, вплотную приближаясь к современным западноевропейским аналогам не только по общепроектным, техническим и производственным характеристикам, но и по уровню безопасности и используемому оборудованию.

Как известно, в Китае существуют как частные рыболовные компании, так и компании с коллективной собственностью, а также государственные рыболовные компании. С учетом государственного регулирования было бы понятно, если бы заказчиками вновь строящихся рыболовных судов на верфях КНР были бы именно государственные компании, однако значительно большее число по количеству судостроительных заказов поступает, напротив, от частных китайских компаний. С чем же это связано?

Китайскую национальную рыболовную лицензию могут получить рыболовные суда, построенные только на китайских верфях. Китай считает, что за счет природных ресурсов недопустимо развивать другие экономики. Это не является особенностью китайского регулирования, являясь распространенной международной практикой. Первыми в отношении рыболовного флота были США, где было законодательно запрещено использование в своей экономической зоне рыболовных судов, построенных за рубежом. Причем случилось это еще тогда, когда СССР массово строил свой крупнотоннажный флот за рубежом, развивая экономики стран соцлагеря. В европейских странах, хотя подобная практика не используется в каждой европейской стране в отдельности (по разным причинам, иногда и объективного характера, в силу, например, отсутствия в некоторых странах необходимой промышленности и верфей), весь европейский рыболовный флот построен на европейских верфях, с использованием европейского оборудования, за единичными исключениями.

Безусловно, имеют значение стоимость строительства и прямые дотации. Любое рыболовное судно, построенное на любой китайской верфи, как на государственных, так и частных верфях, получает государственную субсидию. Размер субсидии ограничен максимальным значением в 30% построечной цены, зависит от размерений строящегося судна и выплачивается напрямую на верфь в процессе строительства.

При этом, конечно же, используются только китайские проекты и только произведенное внутри страны оборудование. Заметим, что под словосочетанием «китайские проекты» понимается совершенно иное, чем то, что происходит сегодня на российском рынке в части проектирования рыболовных судов: фактическая покупка, мягко говоря, не лучших зарубежных проектов и их адаптация под наши требования. Но даже адаптацией у нас занимаются украинские и западноевропейские компании.

Кроме того, каждое вновь построенное лицензированное рыболовное судно получает государственную субсидию на топливо. Эта субсидия выплачивается рыболовной компании ежегодно после начала эксплуатации судна. Ее размер зависит от размерений судна, мощности главного двигателя, орудий промысла и района промысла. Однако эта субсидия относительно невелика и постепенно снижается.

Такие условия обеспечиваются в Китае при строительстве многих сотен единиц китайского рыболовного флота ежегодно на основании государственной политики и принятой государственной программы обновления рыболовного флота.

Нужна ли нам подобная государственная политика — вопрос риторический. Для достижения принятых в международной практике целей и эффективного развития экономики и создания конкурентоспособного современного рыболовного флота других способов не существует.

Безусловно, в западных странах существуют другие модели как стимулирования обновления рыболовного флота, использования технических и технологических инноваций, так и развития рыбного хозяйства в целом, однако во всех случаях они направлены на достижение целей, указанных в начале статьи, и это регулируется государством.

Среди них тоже есть уникальные примеры, например, Исландии, когда высокий жизненный уровень практически всего населения страны определяется рыболовством — разумным и экономически высокоэффективным использованием того, что дает природа, в интересах всего населения на основе современных решений в области рыболовства, обновления рыболовного флота и инновационных подходов в использовании биоресурсов.

Уместно проиллюстрировать эффективность рыболовства Исландии путем сравнения экономики этой страны и Камчатки. Они похожи в том отношении, что при практически равном населении рыбная отрасль играет ключевую роль в обеих экономиках. Однако при больших объемах вылова биоресурсов на Камчатке в сравнении с Исландией ВВП на душу населения в Исландии в 10 раз выше, чем на Камчатке.

В целом решение подобных задач всегда упирается в настойчивость намерений со стороны государства и имеющиеся профессиональные компетенции. С первым, несмотря на совершенно точно поставленные задачи со стороны руководства страны, у нас совсем плохо, и только последнее все еще оставляет шанс России стать технологическим лидером мирового рыболовства. Который, впрочем, с каждым годом становится все более призрачным.

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
............................ 2 месяца назад
1 0
Зачем заниматься словоблудием и вводить людей в заблуждение?? Ответ то лежит на поверхности..... РФ - это не государство, а коммерческая фирмочка, тривиальная ОООшка, да и та ликвидированная.........
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ