Как полковник из Приморья стал почетным гражданином Берлина

Известно несколько версий его гибели
фото: предоставил Ю. Уфимцев |  Как полковник из Приморья стал почетным гражданином Берлина
фото: предоставил Ю. Уфимцев

В середине июня 1945 г. в дорожно-транспортном происшествии в Берлине погиб первый советский комендант немецкой столицы генерал-полковник Николай Берзарин, чья армия всего полтора месяца назад штурмовала город. В этой аварии до сих пор остается много неясного. Известно несколько версий его гибели: от нелепой случайности до происков немецкого «Вервольфа».

Берзарин свою боевую службу на Дальнем Востоке начал в 1924 г. пулеметчиком, дослужившись до начальника 2-го отдела штаба Приморской группы войск Особой Краснознаменной дальневосточной армии. В 1938-м, уже в качестве командира 32-й стрелковой дивизии, участвовал в боях с японцами у озера Хасан. Пятеро суток дивизия шла по бездорожью на Хасан из Раздольного и сразу же вступила в бой.

Вплоть до 11 августа 32-й дивизии удавались многочисленные атаки, и «задача, поставленная дивизии по восстановлению госграницы и овладению высотой Заозерная, была выполнена. После нескольких дней упорных боев дивизия овладела рядом вершин.

Когда потом пленные японцы увидели руководившего боем человека в черной бурке, они спросили у переводчика-корейца: «Кто это?» «Тигр в человеческом облике. Полковник Берзарин», – ответил кореец. Долго еще у японцев звучало слово «Берзара, Берзара…»

После Хасана Берзарин продолжил служить на Дальнем Востоке командиром корпуса, заместителем командующего 1-й Краснознаменной армией Дальневосточного фронта.

Берзарин прошел всю войну, начиная с Прибалтийской оборонительной операции, начавшейся 22 июня 1941-го, и заканчивая штурмом Берлина, в котором 5-я ударная армия, находившаяся под его командованием, принимала самое активное участие (к слову, немецкая капитуляция 8 мая была принята именно в штабе 5-й ударной). После взятия немецкой столицы генерал-полковник Берзарин был выделен Жуковым из числа других военачальников, чьи армии штурмовали город. Именно Берзарин был назначен первым военным комендантом Берлина.

На этом посту перед генералом стояли нетривиальные задачи. Необходимо было в сжатые сроки наладить жизнь в разрушенном городе. Берлин лежал в руинах, на улицах был настоящий хаос, были разорваны все коммуникации, разрушена инфраструктура, не работали общественные службы, отсутствовали запасы еды.

Буквально за несколько недель ситуация преобразилась. Заработали коммунальные службы, улицы были очищены от мусора, снарядов и мин, началась раздача продуктов питания местным жителям. Голода и эпидемий удалось не допустить, также началось формирование местных органов самоуправления. Восстанавливалась и культурная жизнь. Советником Берзарина по культуре стал Пауль Вегенер – легенда немецкого немого кино и король экспрессионизма.

Член военного совета 5-й ударной армии генерал-лейтенант Федор Боков вспоминал следующий эпизод, характеризующий личность коменданта, столкнувшегося с ситуацией, когда повар одной из частей пригрел немецкого мальчика, одел его в полную советскую солдатскую форму.

«Простите, товарищ генерал, если допустил оплошность, – волнуясь, заговорил повар. – Только это я… Словом, сынок у меня дома остался – Петрушка, то есть Петя. А это малец – Петер, вроде тот же Петя. Приветливый он такой, все к моей кухне жмется. Я не просил – смотрю, охапку дощечек на подтопку принес. Родных – мне перевели с ихнего, немецкого – у него нет: отец погиб на фронте, мать завалило насмерть при бомбежке Кюстрина… Куда же ему деваться? Тянется ко мне, как к батьке… Ежели я провинился, то тогда…»

Повар осекся на полуслове, опустил голову. Молчали и окружившие походную кухню солдаты. Все с нетерпением ждали, что скажет командарм. Но он неожиданно попросил у одного из воинов котелок и протянул его повару: «Наложи-ка мне каши! Отведаю, что едят доблестные танкисты».

Повар наложил в котелок каши «с горой».

«Не обижает начальство?» – подмигнул генерал Берзарин бойцам и сразу же разрядил неловкую обстановку.

Потом он жестом подозвал стоявшего рядом с поваром мальчонку. И, как знать, возможно, первый раз за все годы войны ели из одного котелка советский генерал и немецкий мальчик…

Прощаясь с танкистами, генерал Берзарин сказал чубатому: «Петер с нами не воевал и воевать не собирается. Он сам жертва войны. Настанет время – всех злодеев, чьи руки в крови невинных людей, найдем и покараем. А Петер?.. Пусть носит красную звездочку. Она ему к лицу…»

Берзарин пробыл комендантом Берлина всего 54 дня. Ранним утром 16 июня 1945 г. он попал в аварию вместе со своим ординарцем. Оба погибли. Согласно официальной версии, представленной непосредственно Георгием Жуковым в донесении Иосифу Сталину, мотоцикл Zundapp, на котором Берзарин ехал в штаб, в 8:15 утра попал в аварию на перекрестке улиц Вильгельмштрассе и Шлоссштрассе. В этот момент по перекрестку проезжала колонна грузовых «Фордов». Мотоцикл генерала практически на полном ходу влетел в борт одного из автомобилей. Берзарин и его ординарец, сидевший в коляске, погибли мгновенно.

Тот факт, что за рулем находился не ординарец, а сам генерал, не является необычным. По отзывам хорошо знавших его сослуживцев, Берзарин питал особую страсть к мотоциклам и имел собственный Harley, на котором любил прокатиться, если позволяли обстоятельства.

Жуков докладывал о гибели генерала по горячим следам, когда расследование обстоятельств ДТП еще не было проведено. В донесении он предположил, что Берзарин не справился с управлением.

Еще в советские времена возникла версия, согласно которой смерть коменданта Берлина не была случайной. В конце 70-х годов были опубликованы мемуары все того же Бокова «Весна Победы». Он так вспоминал тот день:

«Утром дежурный по штабу позвонил мне домой и срывающимся голосом доложил:

– Товарищ член Военного совета, на Франкфуртер-аллее убит генерал Берзарин.

– Как убит? Да что вы говорите? Когда?

Это известие мне показалось невероятным и нелепым <…>

Когда они подъехали к перекрестку, то по главной улице двигалась колонна автомашин полка РГК (резерв главного командования. – Прим. Лайфа). Берзарин затормозил, но тормоза отказали. По-видимому, он решил проскочить между ними и увеличил скорость. Однако это не удалось, Николай Эрастович головой ударился о заднюю часть кузова машины. <…> В любом случае при неисправных тормозах генерал Н. Э. Берзарин не мог избежать аварии: мотоцикл врезался бы или в машину, или в стену дома».

Боков не делал выводов о том, кто конкретно виноват в неисправности, было ли это случайностью или злым умыслом. Тем не менее он упомянул слово «убийство», а версия о подстроенной аварии стала пользоваться определенной популярностью.

Некоторые исследователи стали связывать гибель генерала Берзарина с деятельностью «Вервольфа». В последние месяцы войны по поручению Гитлера в Германии началось формирование отрядов «Вервольфа». Их создавали из подростков и стариков для ведения партизанской войны в тылу наступавших войск союзников. Планировалось, что после обучения диверсионным навыкам они будут проводить операции в тылу противника, нападая на коммуникации, расправляясь как с офицерами союзных армий, так и с немцами-коллаборационистами, а также уничтожая инфраструктуру.

Берзарин был похоронен на Новодевичьем кладбище. После войны жители Берлина решили увековечить память первого коменданта, внеся его в список почетных граждан города. Однако это получилось не сразу. Еще в мае 1945 г. в обращении, напечатанном в газете «Берлинер Цайтунг», генерал Берзарин говорил: «Мы привлекаем каждого, кто действительно хочет работать, кто хочет отдать все свои силы, чтобы наладить жизнь».

Первый комендант был готов оказывать помощь и привлекать к работе берлинцев без различия их религиозных или идейных убеждений. Именно это вызвало неприязнь к Берзарину со стороны коммунистического вождя ГДР Вальтера Ульбрихта, который не давал своего согласия на присвоение первому коменданту звания почетного гражданина Берлина. Только в 1975 г., по случаю 30-летней годовщины гибели Берзарина, именем генерала были названы площадь и улица в Восточном Берлине и он был включен в список почетных граждан.

С развалом ГДР состоялось решение магистрата от 1992 г. о невключении имени Берзарина в новый список почетных граждан столицы объединенной Германии. Улицу также лишили имени генерала, а вот площадь переименовать так и не удалось – жители района пообещали воздвигнуть на ней баррикады, но не дать изменить название!

В последующие годы берлинцы стали все чаще поднимать вопрос о возвращении Николаю Берзарину почетного гражданства, и 11 февраля 2003 г. сенатом Берлина все вернулось на круги своя. Как лишение, так и повторное присуждение Берзарину звания «Почетный гражданин города Берлина» сопровождались сильными политическими спорами между восточными и западными немцами.

Сегодня в берлинском районе Фридрихсхайн его именем названа площадь (площадь Берзарина – Bersarinplatz); с апреля 2005 г. в районе Берлина Марцан-Хеллерсдорф его именем назван мост (мост Николая Берзарина – Nikolai-Bersarin-Brucke). В июне 2005 г., в 60-летнюю годовщину гибели генерала, жители Берлина решили отдать дань первому коменданту на месте его гибели – это опять вызвало ожесточенные дебаты. Они решили посадить в его честь березу, и на месте посадки собрался народ и депутаты.

– Почему Берзарин достоин почестей? – обратилась местная газета Der Tagesspiegel к одному из депутатов.

– Я не могу судить, достоин или нет Берзарин почестей, – ответил депутат Эльмар Пирот. – Без сомнений, он придерживался норм международного права. Очевидно, что он также очень заботился о снабжении населения Берлина. Но я исхожу из других причин.

– Из каких?

– Я спросил себя, что значит Берзарин для меня. При этом обнаружил, что и спустя 15 лет после воссоединения у нас до сих пор разное понимание немецкой истории последних 60 лет. Мы на западе не испытали того, что испытали в Восточной Германии, – и наоборот. Но если мы хотим быть вместе, то должны находить что-то общее в нашей истории.

Береза была посажена, и генерал Берзарин выиграл этот свой последний бой с немцами.

Последние все же признали заслугу генерала в деле восстановления нормальной мирной жизни германской столицы, и в июне 2020 г. там торжественно была открыта мемориальная доска советскому генералу.

Увековечена память Берзарина и на Родине. Имя генерала носят улицы в Москве и приморском Артеме. В 2020 г. его именем был назван сквер в Санкт-Петербурге.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Mediametrics