2021-07-14T11:20:18+10:00 2021-07-14T11:20:18+10:00

Пандемию пришлось бы придумать, чтобы туризм не убил все вокруг

Риски туристов, сколь бы разнообразными они ни были, все равно остаются в рамках стандартного набора логистических рисков, традиционно описываемых в разделе «форс-мажорные обстоятельства» контракта: «стихийные бедствия», «эпидемии», «действия властей» и тому подобное. Тут ничего нового. И если по каким-то причинам величина и разнообразие этих рисков вырастет сверх допустимого, то рынок автоматически отреагирует расширением номенклатуры страховых услуг. Все тривиально.

Да, сейчас риски турбизнеса, риски туристов, риски других отраслей, что связаны с туризмом, – все это очень болезненно «притирается», и надо пройти через многочисленные структурные изменения, чтобы нащупать такой формат, в котором лишние риски исчезнут. Но это всего лишь вопрос времени.

Гораздо сложней ситуация с рисками отраслевыми и межотраслевыми, а также рисками отношений турбизнеса и государства. Зрелище двух «гнилых зубов» гостиниц-«недохаяттов», что торчат на «морском фасаде» Владивостока, не дает об этом забыть. А ведь этот позор без всякой «ковидлы» тут вырос – десятилетие долгостроя по цене бюджета всего города!

Поэтому, дабы не изъясняться обиняками, сразу скажу: я категорически против господдержки турбизнеса, тем более в том ее нелепом виде, что до сих пор практикуется. Финансовая поддержка государством структурно нестабильной отрасли – это преступное разбазаривание денег налогоплательщиков. Примерно то же самое, как тушить пожар бензином.

Да, сейчас кризис. Но забота государства в кризисный период должна проявляться не в популистском разбрасывании «с вертолета» денег всем страждущим, а в создании и тонкой настройке механизмов экономического администрирования, имеющих целью интеграцию сектора услуг в региональную экономику, укрепление его связей с другими секторами, расширение и диверсификацию клиентской базы, создание надежных механизмов страхования рисков и, как следствие всего этого, – повышение финансовой устойчивости и инвестиционной привлекательности турбизнеса.

Пока же давайте признаемся честно: туризм все эти годы был чужд всероссийской забаве мегапроектов, путался под ногами у тех, кому голову кружило «планов громадье», служил в лучшем случае ширмой бюджетных распилов под трескотню пафосных «мероприятий».

И на самом деле нашим «эффективным» начальничкам на всех уровнях было не до того, что ежегодно миллионы граждан уезжают из нашей страны, чтобы отдохнуть от… нашей страны, хотя бы недельку. Не об этом судачили на своих «форумах» все эти красивые дяди в пиджаках, презентуя очередные «программы» всяческих «кластеров». Туротрасль интересовала их лишь как повод для очередной «стройки» с плохо скрываемой целью «спилить» там побольше.

Ни потребители, ни экономика, ни международная конкурентоспособность турбизнеса российских начальников никогда не интересовали. Иначе бы не закатывали они в асфальт рекреационные территории ради непутевых мегастроек, не курочили туристически привлекательные кварталы городов под торговые центры и безликие офисы, не ставили бы самих туроператоров фактически в «тень», а их потребителей – вне закона о защите прав потребителей.

Итог известен: российский турпоток исправно все эти годы вывозит деньги за рубеж, обогащая тамошних хозяев. Но что совсем никуда не годится – поток иностранных туристов тоже никак на деньгах здесь, в России, не сказывается, потому что в сложившихся «настройках» он также обогащает исключительно иностранных туроператоров. Все центры прибыли и центры принятия решений – там, за горизонтом. Здесь же, у нас, только риски, причем мы ими никак не управляем.

И вот теперь – спасибо пандемии! – когда социум внезапно лишился терапевтической порции зрелищ, а в свете актуальных тенденций может скоро и хлеба лишиться, начальнички забеспокоились. Беспокойство это вызвало рефлекс разбрасывания денег, просто потому, что ничего другого они не умеют. Деньги же, упавшие на рыночный хаос, автоматически привели к росту цен, сами при этом, уйдя за рубеж по протоптанным тропам, оставили в России только инфляцию и новые риски.

Кого поддерживаем, спрашивается? С пандемией в моду вошли разговоры о развитии внутреннего туризма. Повод достойный, кто бы спорил. Но внутренним туризмом надо было заниматься всегда. Особенно – в периоды благополучия.

И под словом «заниматься» я имею в виду не только прихорашивание дестинаций «кластерами», а именно выращивание структурно сбалансированной отрасли: начиная со школьных уроков природоведения и истории родного края, когда у потенциальных потребителей формируется любопытство и желание получше узнать свою родину (а значит, спрос и готовность в будущем тратить на это свои деньги), и кончая приведением в божеский вид разного рода казенных учреждений – тех же погранпереходов, чтобы срамом меж скрепами не отпугивать иностранцев, приезжающих смотреть наши «гордости».

Заниматься им надо было в лучшие годы куда серьезнее, чем «мегапроектами», потому что именно так можно было вернуть деньги населения в национальную экономику. Те самые деньги, которые раздаются зарплатами из экспортной нефтевыручки. Затейники же, что краснобайствуют с телеэкранов про заботу о росте доходов граждан, но при этом не заботятся о том, чтобы граждане предпочитали тратить деньги внутри своей страны, – это как минимум недальновидные люди. А попросту – дураки. И уж коль они ничего не сделали в благополучные годы, то в период кризиса чуда они не совершат, пусть даже не берутся, дабы не стало хуже.

Как ни странно, но сейчас в центре внимания должен быть именно туризм международный. Внимания во всех смыслах. Уже хотя бы потому, что проблемы и трудности, с которыми столкнулся туристический сектор, не идут ни в какое сравнение с теми проблемами, что создает туризм остальным секторам мировой экономики. Это глубоко больная отрасль, с недугами в хронических формах, которые она накапливала десятилетиями. И болезни ее – застарелые травмы несбалансированного роста, породившего экономический рахит.

Чтобы понять их причины, надо вернуться к основам. А лежащая в основах туристического бизнеса модель экономики такова, что в ней априори не подразумевается прирост национального богатства: весь созданный ею валовой продукт должен быть потреблен без остатка. Таково правило данного бизнеса. И это правило, уместное, например, для общественного сектора (тех же госуслуг), в секторе частном работает за гранью инфляционных рисков: денежки-то потребители тратят, но материального «отчуждаемого» следа этим тратам не следует. Все, что заработали, тут же проели. От того, что очередной «Вован из Тагила» сделал успешное селфи на фоне турецкого пляжа, в реальности ничего не добавилось: море плескалось тут за тысячи лет до Вована, а сам же он, кинув фоточку в «инстаграмчик», через минуту забудет: он же лишь ради «лайков» старался. Вован просто потратился «ни за что».

Пока мировой туризм был не столь активен, «дыру брошенных денег» успевали заживить другие секторы – транспорт, строительство, услуги связи. Они наращивали капитализацию с прицелом на будущий «турпоток». Но поток нестабилен, а капзатраты в базовых отраслях консервативны и окупаются долго.

При интенсивном росте турпотока и при отставании капитализации неизбежным стал рост цен на услуги всего, что работает с туристами: авиабилеты, гостиничный букинг, меню в ресторанах и т. д. Даже плата за курс иностранных языков. И этот рост исключительно инфляционный (жалкие оправдания авиаперевозчиков про якобы дороговизну керосина смешно было слушать, когда нефть подешевела до «минус сорока долларов за баррель»).

Интенсивный рост мирового международного туризма оказался чересчур интенсивным: если в 1981 г. во всем мире было совершено лишь 12,8 млн международных турпоездок, то в 2019–м, по данным UNWTO, – 1,5 млрд (UNWTO – United Nations World Tourism Organization – Всемирная туристская организация). Рост в сто раз! Горячие головы уже грезили видеть и «два», но пузырь лопнул: мировая экономика такие «покатушки» не вывезла.

Почему «пузырь»? А откуда у людей деньги на путешествия? Полтора миллиарда из нынешнего населения Земли – это практически каждый пятый. Каждый пятый житель Земли один раз в год ездит отдыхать за рубеж! Именно отдыхать – в статистике UNWTO не учитывается трудовая миграция, как и образовательные, как и поездки к родственникам… Это в чистом виде «прогулки». За чей счет?

Ведь средний чек тура – 1,5–2 тыс. долларов. Откуда у граждан такие доходы? Увы, секрет прост – это не доходы. Это – кредиты! Потребительские – у граждан «на поездочку к морю». Корпоративные – у компаний, выдающих зарплаты сотрудникам явно не «по труду». Государственные – оплачивающие расходы путешествующих пенсионеров и прочих нуждающихся в соцподдержке, которые государство одной рукой выдает из Пенсионного фонда, а другой само кредитуется на рынке суверенных заимствований. Это все – деньги в долг!

И что самое печальное – в конце процесса никакого продукта за эти деньги создано не будет. Абсолютно невозвратные кредиты. Их сумма, если умножить полтора миллиарда поездок на 2 тыс. долларов каждая, составляет ни много ни мало 3 трлн долларов в год! Нечаянно ровно столько, сколько вынуждены печатать американская ФРС и Евроцентробанк по антикризисным программам «количественного смягчения». Настоящая эмиссионная пандемия.

Именно туристическая отрасль есть сегодня глобальная «красная зона» мировой экономики, а не «ковид-страшилки» из малобюджетных сериальчиков в прайм-тайм. И рано или поздно, но эту дыру все равно пришлось бы заткнуть.

В нулевые ее пытались заткнуть страхами «террористической угрозы», ненавязчиво намекая «непуганым» про шанс вернуться с Лазурного Берега в цинковом гробу. Позже – международными санкциями, волатильностью курсов валют. Теперь вот – «ковидом».

Это все были меры сдерживания. Но публика, страх потеряв, по-прежнему прет, потому что с другого торца есть подпор дармового бабла, пустых, незаработанных, «инфляционных» денег, раздаваемых кредитной системой. Сейчас в аналитических обзорах можно встретить мечты о восстановлении «допандемийного уровня» мировой туристической индустрии к 2024–2025 гг. Но я все же надеюсь, что мировая туриндустрия «допандемийного уровня» больше не восстановится никогда, а крокодильи слезы про то, как «Ой-вэй! Пандемия убила туризм!» – просто высохнут. Если бы мировая инфляционная спираль, инициируемая туриндустрией, раскручивалась и дальше, пандемию пришлось бы придумать, чтобы туризм не убил все вокруг на корню, и такая «индустрия» нам не нужна.

Эра безответственного потребления, эра гедонизма закончилась. Настала пора платить по счетам. Восстановится мобильность. Может, даже раньше ожидаемых дат. Люди будут ездить больше и дальше. И да – денег они тоже потратят немало. Но это будет уже другой туризм и другие поездки: образовательный, медицинский. «Трудовой», в конце концов, – ведь ничего не дает такого полного представления о незнакомой стране, как работа наравне с местными и жизнь по местным обычаям. Это уже не «звезды Мишлен». Это совсем другой уровень удовольствий.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
гость 2 недели назад
2 0
Точно и справедливо. Особенно хочется выделить тезис про абсурдность господдержки турбизнеса. И ещё "Именно туристическая отрасль есть сегодня глобальная "красная зона" мировой экономики ..." далее по тексту.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ