2022-08-08T12:04:39+10:00 2022-08-08T12:04:39+10:00

«Все это напоминало скорее какой-то фильм, а не сражение»

фото: ru.wikipedia.org |  «Все это напоминало скорее какой-то фильм, а не сражение»
фото: ru.wikipedia.org

1 августа 1914 г. Российская империя вступила в Первую мировую войну. Тихоокеанское побережье России с его обширной акваторией сразу же было вовлечено в реальные военные действия.

В дальневосточных портах война застала три немецких торговых судна. Пароход «Специя» компании «Гамбург-Америка лайн» решением призового суда был конфискован во Владивостоке. «Дортмунд» – в Николаевске-на-Амуре. Грузовой пароход «Сабина Рикмерс» компании «Рикмерс» – в Де-Кастри. Их переименовали соответственно в «Сучан», «Иртыш» и «Нонни».

Война «Сучана»

Взятое под Владивостоком как приз германское торговое судно «Специя», переименованное в «Сучан», отправилось в Европу своим ходом. Пароход «Сучан» грузоподъемностью около 7 тыс. тонн на рейде Гнилого угла Владивостока был загружен старыми разряженными минами и 10 октября 1914 г. вышел в рейс на Англию.

«Так как плавание предстояло далекое и небезопасное, я, с разрешения капитана, выехал на сутки к родным, которые по-прежнему жили на станции Евгеньевка. Отец, старый солдат, дослужившийся до «высокого» звания фельдфебеля еще при Александре Третьем, был полон воинственного задора, уверял, что наша армия через три-четыре месяца наголову разгромит Вильгельма, возьмет Берлин, открыто радовался, что его сын должен участвовать в вой­не за веру, царя и отечество. Только мать, как всякая мать, всплакнула, обнимая меня на прощанье, – вспоминал штурман «Сучана». – Плавание тропиками в это время года всегда спокойно, у нас оно было таким до Суэца. В порту Суэц на «Сучан» вместе с лоцманом прибыли представители командования союзных войск, охраняющих Суэцкий канал, и предложили капитану обложить мешками с песком командный мостик и полубак по правому борту в районе брашпиля, так как иногда турки обстреливают проходящие пароходы.

Вечером в районе Исмаилии решено было стать на якорь. По носу «Сучана» стоял английский легкий крейсер «Клио», а по корме – какой-то французский военный корабль. В быстро наступающих сумерках обе эти серые громады, выделявшиеся на фоне коричневых склонов берега, казалось, надежно защищали наше судно. Неожиданно силуэты кораблей словно осветились изнутри. Блеснули вспышки артиллерийских залпов. По воде прокатился гул. Мы высыпали на палубу и увидели, что на берегу яркими точками вспыхивают выстрелы.

– Да это турки! – произнес кто-то рядом. И действительно, цепи турецкой пехоты, рассыпавшись по холмам, вели огонь по стоящим у берега кораблям союзников. Над стоящими на палубе, посвистывая, пролетали пули. Было видно, как на берегу на турецкие цепи пошли в атаку охранявшие канал австралийские и индийские части. Мне не верилось, что то, что мы видели, и есть война. Далеко, среди разрывов, мелькали малюсенькие фигурки солдат. Корабли посылали туда тонны металла. Все это напоминало скорее какой-то фильм, а не сражение, и никак не укладывалось в голове, что там, на берегу, гибнут люди, льется кровь, что идет война.

Ночью наступила тишина, только изредка где-то за черными далекими холмами, как отблески зарниц, вспыхивали малиновые блики. К утру все уже было спокойно. «Сучан» снялся с якоря и продолжал рейс. В конце апреля в теплый, солнечный день, будучи уже в Ливерпуле, мы наблюдали выход из порта океанского лайнера «Лузитания». Белоснежный гигант медленно выводили из гавани четыре буксира. На причалах играла музыка. Большая толпа людей провожала в Америку своих близких. Мы с восхищением смотрели на этот огромный пароход, и каждый думал, наступит ли такое время, когда и Россия будет иметь такие суда. Но 7 мая весь мир облетела грустная весть: у южного побережья Ирландии, на обратном пути из США, немецкой подводной лодкой U-20 была потоплена «Лузитания», погибло около тысячи двухсот человек.

Мы видели, как по трапам спускались оставшиеся в живых пассажиры и члены экипажа. Вид их был ужасен. Мне хорошо запомнилась одна молодая, но совершенно седая женщина с забинтованной рукой. На ней было когда-то роскошное, а теперь висящее лохмотьями, перепачканное платье. Блуждающим, почти бессмысленным взглядом она смотрела на окружающих и нервно вздрагивала при малейшем шуме. Обожженные, обгоревшие, израненные люди. Мы все были потрясены, поняли, что война – это, прежде всего, страшное горе для народов воюющих стран, бедствие для всего человечества».

В 1916 г. «Сучан», занимавшийся перевозками между портами США, Англии и России, приняв 6800 тонн снарядов и взрывчатки, вышел из Нью-Йорка в Архангельск. На обратном пути в сентябре, в районе мыса Нордкап, в 30 милях от берега он был остановлен немецкой подводной лодкой U-48. Так как на судне не было орудий для защиты от вражеского нападения, капитан выполнил требование немцев: спустил спасательные боты и со всем экипажем покинул «Сучан», рассчитывая, что немцы потопят судно. Однако немцы топить судно не стали, – ознакомившись с документами, они поняли, что судно немецкое, и норвежскими шхерами провели его в Германию.

Экипаж «Сучана» был помещен в лагерь для военнопленных, где пережил страшный голод. Многие члены команды умерли от истощения и болезней.

В сентябре 1917 г. британская подводная лодка Е-19 возвращалась из похода и заметила в море маленькую лодку. В ней находились два человека, полумертвых от голода и жажды. Это были рядовой 33-го пехотного полка и старшина с парохода «Сучан». В июне 1917 г. эти русские бежали из лагеря для военнопленных возле Данцига и через два месяца вышли к берегу Балтики возле Кольберга. Там они намеревались украсть парусник и переправиться на Борнхольм. Попутного ветра им пришлось ждать две недели, после чего они вышли в плавание. Е-19 доставила их в Ханко.

Первая жертва

Воды Тихого океана стали ареной активных действий германских рейдеров против российского торгового флота. Немцами на шестой день войны был захвачен и объявлен призом пассажирский пароход «Доброфлота» из Владивостока – «Рязань», ставший первой гражданской жертвой Первой мировой. Комфортабельный пароход водоизмещением в 4100 тонн был построен в Германии в 1909 г.

Взяв «Рязань» в открытом море, немцы повели ее в город Циндао, являвшийся в то время германской крепостью в Китае. Русской команде приказано было покинуть пароход, захватив с собой багаж. Вся русская команда «Рязани» и ее пассажиры были помещены в пустой пакгауз под охраной германских солдат, где их продержали целый день до вечера «без пищи, только на одном черном хлебе, доставленном на автомобиле, в обертке из вощеной бумаги и перевязанной ленточками».

Утром 8 августа всю русскую команду отправили по железной дороге во Владивосток, предварительно взяв со всех подписку о неучастии в войне против Германии и ее союзников.

Захваченную «Рязань» немцы переоборудовали во вспомогательный крейсер, дав ему новое имя – «Корморан» – и вооружив его восемью орудиями. 10 августа «Корморан» покинул гавань Циндао. Много месяцев корабль бороздил просторы Тихого океана, но, не имея возможности пополнять запасы угля и провизии (все порты были в руках союзников), зашел в гавань американского острова Гуам. Однако американцы придерживались нейтралитета и отказались снабжать «Корморан» углем. Не имея возможности уйти, «Корморан» простоял в порту Гуама до апреля 1917 г. Все попытки России дипломатическим путем вернуть судно не увенчались никакими успехами.

Вступление США в Первую мировую войну на стороне Антанты привело к тому, что 7 апреля 1917 г. на борт «Корморана» поднялся в качестве парламентера адъютант американского губернатора лейтенант Оуен Бартлетт. Он привез письменное требование губернатора о «безоговорочной капитуляции». Командир «Корморана» отказался спустить флаг и сдать корабль. После отъезда парламентера корветтен-капитан отдал приказ: «Все наверх! Шлюпки на воду! Корабль подорвать!»

Пароход с развевающимся германским военным флагом пошел на дно на рейде острова Гуам. 13 человек ушли на дно вместе с кораблем. Вскоре они были подняты и с почестями похоронены американцами на местном военном кладбище. Около 360 человек команды сдались в плен, были интернированы и отправлены в лагерь в США. После окончания войны в октябре 1919 г. их отправили домой.

Сегодня останки «Рязани» являются основной достопримечательностью острова Гуам и местом активного дайвинга.

Позиционируется место затопления «Рязани» как «единственное место в мире, где сошлись жертвы Первой и Второй мировых войн». Дело в том, что в годы Второй мировой войны японцы захватили остров Гуам. А в 43-м на его рейд проникла американская подлодка. Она обнаружила на рейде новенький японский транспорт большого водоизмещения и дала торпедный залп. Транспорт «Токай-мару» затонул и опустился на дно прямо на останки «Рязани», лежащей на глубине 70 футов.

Юрий УФИМЦЕВ

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ