Последний выстрел Гражданской войны США был осуществлен в водах Российской империи

Корабль «Шенандоа». |  Последний выстрел Гражданской войны США был осуществлен в водах Российской империи
Корабль «Шенандоа».

В ходе Гражданской войны в США южане-конфедераты для уничтожения кораблей северян послали в Тихий океан переделанный в военное судно коммерческий корабль, дав ему воинственное индейское имя — «Шенандоа». Свою охоту за северянами «Шенандоа» осуществлял и в водах Российской империи.

19 октября 1864 г. на Мадейре под командованием Джеймса Уодделла «Шенандоа» поднял флаг конфедератов и вышел в свой знаменитый крейсерский рейд по Индийскому и Тихому океану, продолжавшийся 12 месяцев и ознаменовавшийся потоплением и захватом в виде военного приза 39 коммерческих судов северян. На своем пути до Австралии крейсер потопил пять кораблей и взял в приз в два, в апреле покинул Австралию и направился на север. В пути до российских владений он еще сжег четыре североамериканских китобоя.

В те времена Охотское море являлось основной базой добычи китов в северной части Тихого океана. На его просторах в местах кормежки животных порою скапливалось до 200 судов одновременно. Среди них были чилийские, гавайские, французские, русские, но основную массу составляли американские.

Основатель дальневосточного китобойного промысла, будущий миллионщик Владивостока Отто Линдгольм, промышлявший китами в этих же местах и в это же время, так описывал ситуацию в Охотском море: «В середине августа мы были в Тугурской бухте на немецких или американских китоловах. Пока мы были там, величайшая охота на китов, которую только видел свет, велась денно и нощно на таком ограниченном пространстве; говорили, что в то время в бухте было около 150 судов. В одно утро, при тихой и серой погоде, мы насчитали с корабля 82 других судна и 364 лодки, занятых охотою на тысячи китов, плавающих вокруг, как унесенные водою стволы деревьев. Дюжины лодок виднелись привязанными к китам, другие буксировали изловленных животных к судам; в этот день было поймано по крайней мере 50 китов. Каждое судно вываривало жир, и дым от множества печей затемнял солнце, выглядывавшее на эту сцену румяным кругом».

Туда и направил свой корабль капитан Джеймс Уодделл. 28 мая 1865 г. на севере Охотского моря, в точке 57,7N153,1E, конфедераты обнаружили американский китобойный барк «Эбигэйл». Отправленная на барк военная команда не вернулась. Тогда с «Шенандоа» повторно отправили партию морских пехотинцев. Они тоже не вернулись. Для выяснения обстоятельств от «Шенандоа» отчалили несколько офицеров. Оказалось, что североамериканский бриг вез значительный запас виски для обмена на китовый ус и шкуры у аборигенов российского побережья. Первая партия конфедератов предалась возлияниям, к ним присоединились и морпехи. На следующий день, по возвращении всех на рейдер, они так же пребывали под градусом, так как продолжили возлияния и в трюмах «Шенандоа». Это вызвало к жизни приказ капитана рейдера впредь топить запасы вражеского алкоголя и не брать его на свой борт.

Вот как описывал действия рейдера в российских водах член его команды Уильям А. Тэмпл, дававший под присягой показания специальной комиссии Конгресса, проводившей расследование пиратской деятельности «Шенандоа»: «14 апреля вошли в Охотское море. Взяли барк «Эбигэйл». Два дня провели, перегружая с него алкоголь, картофель и припасы себе. Там было и 30–40 шелковых одежд, приобретенных его капитаном и офицерами в Японии. Также были разные японские шкатулки и другие модные вещи, которые офицеры и команда забрали на наш корабль. «Эбигэйл» был сожжен. Наша команда добралась до части алкоголя и находилась в «ужасном состоянии интоксикации». Второй помощник «Эбигэйл» Ф. Мэннинг был родом из Балтимора и, прибыв на наш борт, сказал, что хорошо знает окрестные моря и может привести нас к тому месту, где мы сможем найти 14–15 китобоев зараз. Он был положен судовым капралом и дал информацию нашему капитану. По его руководству мы потом нашли 11 судов, 9 из которых были сожжены. Мэннинг был произведен в помощники капитана. Побыв неделю в Охотском море, мы направились в Берингов пролив. На входе мы увидели два судна порядка в девяти милях от берега. Это были «Уильям Томпсон» и «Евфрат». Оба были сожжены. Пока они горели, появилось еще одно судно, и, подняв русский флаг, мы погнались за ним. Это оказался английский барк «Роберт Доунс» из Сиднея. Мы дали ему имя русского военного корабля «Принц Петропавловский», они отсалютовали нам и мы разошлись». 14 членов команды «Эбигэйл» из 35 перешли на службу на рейдер северян».

Из Охотского моря рейдер отправился в Берингово море, где взял 11 призов. Поднявшись под полярный круг, сжег еще 10 судов в течение семи часов, таким образом, уничтожив почти половину североамериканского китобойного флота. Уодделл продолжал топить суда даже после того, как получил первые сведения о том, что война Севера с Югом окончена.

«В конце июня мы захватили бригантину «Сюзан Эбигэйл», — показывал Тэмпл. — С судна ничего не взяли, но тут же сожгли после слов капитана о том, что генерал Ли сдался и война окончена. Мы были подавлены этой новостью. На одном из встреченных нами судов была оспа и мы дали ему уйти.

Перешедший на сторону конфедератов Мэннинг привел рейдер в место скопления североамериканских китобоев. Чтобы ввести их в заблуждение, тоже подняли флаг северян. Барк «Фаворит» оказал сопротивление команде, посланной на лодках с круизера. Капитан барка направил на лодки бомбарду и сказал, что выстрелит, если мы приблизимся. Вся его команда была вооружена дубинками. Мы вернулись и доложили. Капитан Уодделл приказал снять флаг и повесить флаг конфедератов. Мы вновь подошли к барку и потребовали всех покинуть судно, или их потопят. Вокруг уже горели другие захваченные нами суда. На «Шенандоа» зарядили пушку и повторили приказ. Команда барка отплыла от «Фаворита», но капитан остался. Конфедераты потребовали у него спустить флаг. Но капитан отказался.

Тогда первый лейтенант Уиттл приказал приготовить бот, выхватил ружье у матроса, прыгнул в бот и отправился к северянину. Наставил ружье на капитана и сказал, что если он не отойдет от пушки и не положит руки на корму, он уложит его на том месте, где он стоит. Появившийся капитан был пьян. Мы обошли судно, взяли его и сожгли».

Кстати, обман с флагом часто использовался «Шенандоа», чтобы не спугнуть появлявшиеся суда. Конфедераты поднимали то североамериканский, то русский флаги. Были у пиратов и джентльменские поступки. Однажды «Шенандоа» захватил китобойное судно «Джеймс Мори», но, узнав о том, что ее хозяин С. Л. Грей умер, а находящиеся на корабле его жена и трое детей везут тело хозяина для надлежащих похорон, сохраняя его в бочке с виски, Уодделл поручил своему офицеру-интернату лейтенанту Чу заверить миссис Грей, что и она, и судно будут спасены. Он не стал топить китобой, и после того, как первый помощник Каннингема подписал соглашение о выкупе за 37 000 долларов, на корабль были переведены команды с потопленных рейдером китобоев и он был отпущен.

Из Берингова моря «Шенандоа» отправился к берегам русской Америки. Здесь в поисках североамерикансих китобоев он произвел свой последний выстрел Гражданской войны США.

В августе командир «Шенандоа» получил окончательное подтверждение о том, что война окончена. Снял пушки, складировал их на корме и перекрасил боевой окрас в гражданский.

Так как рейдерство попадало под понятие пиратства и не попадало под амнистию, Уодделл принял решение вернуться в Ливерпуль, где и сдал корабль. В ноябре 1865 г. британцы передали корабль США. Впоследствии его купил султан Занзибара, где он и затонул в 1872 г., совершая пассажирские рейсы.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

 

 

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ