2021-02-08T10:23:51+10:00 2021-02-08T10:23:51+10:00

Страшный владивостокский погром: «Не видно ничего, кроме зарева и дыма»

Фото: www.iwm.org.uk |  Страшный владивостокский погром: «Не видно ничего, кроме зарева и дыма»
Фото: www.iwm.org.uk

Поражение России в Русско-японской войне 1904–1905 гг. привело к Первой русской революции, охватившей страну на целых три года. Эти времена будут долго памятны и Владивостоку. Начались они в кошмаре Русско-японской войны, а осень 1905 г. ознаменовалась невиданным несчастьем: 30–31 октября город был разгромлен толпами хулиганов. Ущерб исчислялся 8–10 млн руб. Вернувшиеся с войны солдаты не знали предела.

«Солдат подходил к офицеру, протягивал ему руку: «Здравствуй! Теперь свобода!» Офицер в ответ руки не протягивал и получал удар в лицо. Чуть ли не ежедневно находят на улицах подстреленных офицеров, – вспоминал известный писатель, военврач Вересаев, возвращавшийся в центральную Россию из Маньчжурии. – Страшная драма. Во Владивостоке артиллерийский капитан Новицкий встретился на улице с солдатом: два Георгия на груди, руки в бока, в зубах папироска. Новицкий остановил солдата и сделал ему замечание, что тот не отдал чести. Солдат, ни слова не говоря, с размаху ударил его.

Новицкий, по обычной офицерской традиции, выхватил шашку и раскроил обидчику голову. Это увидели солдаты, помещавшиеся в чуркинских казармах. Они выбежали из казарм и погнались за Новицким. Новицкий вбежал в офицерское собрание и заперся, солдаты стали ломиться. В собрании было несколько офицеров. Новицкий застрелился. Ворвавшиеся солдаты жестоко избили остальных офицеров. Били поленьями и каблуками, преимущественно по голове. Два офицера через несколько дней умерли в госпитале».

«Только что порвалось телеграфное сообщение с Россией вследствие какой-то забастовки, и говорят, что по всей России – восстания, которые ширятся с каждым днем. Слава богу, мы во Владивостоке, – записала в своем дневнике проживавшая в это время в приморской столице американка Элеонора Прей. Однако уже на следующий день нахождение во Владивостоке не казалось ей таким безопасным. – Беспорядки начались днем на базаре: солдаты и матросы переломали там все прилавки, избили офицера. На сопке собралась большая толпа, наблюдающая за происходящим на базаре с безопасного расстояния.

Пострадали только китайцы – невинные люди. Несколько конных офицеров проскакали по улице, спасая жизнь, а толпа по обеим сторонам улицы бросала в них камни… Бунтовщики пробежали, разбивая по пути все окна… Пожары множатся… Не видно ничего, кроме зарева и дыма… Солдаты ворвались в гостиницу «Москва» и даже под кровать лазили в поисках офицеров. Офицеры переодевались, чтобы ускользнуть от них, некоторые даже в женское платье.

В огромном магазине «Кунст и Альберс» были выломаны двери, и от товаров в нем не осталось и следа. В магазине Юн Хозана окна были забраны железными решетками. И за каждым окном стояло по два китайца с топорами. Когда погромщики разбили окна и стали просовывать руки, чтобы что-нибудь стянуть, китайцы отсекали кисти или пальцы. На следующее утро магазин был усыпан руками и пальцами.

Базар представляет собой пепелище, равно как и пространство в пределах Светланской, Пекинской, Китайской, Алеутской. Дома сожжены, и люди толпятся на кораблях словно крысы».

Погромщики сожгли здание Морского собрания вместе с Морской библиотекой, в которой хранилось и 1115 томов книг, полученных в 1887 г. в дар от морского министра, адмирала И. А. Шестакова, также было уничтожено огнем более 40% различных зданий в центре города.

Что же явилось причиной погрома во Владивостоке?

В воскресенье, 22 января 1905 г., рабочие Санкт-Петербурга отправились с петицией к царю, но были расстреляны перед дворцом. Это «кровавое воскресенье» всколыхнуло всю Россию: начались забастовки, восстания военных. По всей стране началась охота на полицейских. В Сибири, например, народ стал уходить «в партизаны» и заниматься отстрелом чинов полиции на дорогах и в поселениях. Рабочие и солдаты захватывали целые города. Россия погрузилась в смуту. Петербургский совет рабочих депутатов призывал не платить налоги, забрать деньги из банков и поделить.

В результате царь был вынужден принять «Высочайший манифест об усовершенствовании государственного порядка» 17 октября 1905 г., даровавший гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Был учрежден парламент, состоящий из Государственного совета и Государственной думы. В России появилась Конституция.

Объявленные политические свободы, однако, не удовлетворили революционные партии, которые собирались получить власть не парламентским путем, а путем вооруженного захвата и выдвинули лозунг «Добить правительство!». Брожение охватило рабочих, армию и флот, что вылилось в восстание на броненосце «Потемкин», владивостокское восстание минеров.

После опубликования манифеста свободные люди начали громить города, устраивать еврейские погромы.

Частью этого «глотка свободы» стали и владивостокские погромы. Вот что докладывал главнокомандующий всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, действующими против Японии, Линевич министру финансов о начале восстания во Владивостоке 30 октября 1905 г.: «Комендант Владивостокской крепости ген. Казбек доносит, что вчера, 30 октября, во Владивостоке около 12 час. дня толпа разночинцев, к которым присоединились матросы и сухопутные нижние чины, стала громить китайские лавки, находящиеся на базаре. По получении сведений о беспорядках к базару были комендантом высланы офицерские патрули, вызваны дежурные полуроты 30-го и 32-го полков, затем, ввиду распространения толпы по городу, были вызваны еще шесть батальонов, расположенных на фортах и позициях, через полчаса остальные шесть батальонов 8-й дивизии, затем вечером был призван еще один батальон и к вечеру вновь полк с Русского острова.

Прибытие войск к месту погрома за дальностью расстояния началось с часу дня, к этому времени толпа успела разбить винный магазин, перепилась. С наступлением темноты в разных местах города начались поджоги: сгорели Матросская слободка, весь квартал, где театр и общественное собрание, военно-окружной суд, Морское собрание, некоторые магазины. Большинство магазинов разбито и разграблено. С наступлением темноты начались вооруженные столкновения с войсками, есть убитые и раненые, затем — число не определено — участвуют мастеровые, много матросов, запасные нижние чины. Следствие производится. Для производства следствия о беспорядке во Владивостоке я назначаю командира 2-го сводного стрелкового корпуса ген. Селиванова».

По результатам следствия Линевич впоследствии докладывал: «Беспорядки происходят на почве неувольнения в запас и толкования манифеста. Происходящие в России забастовки и беспорядки, несомненно, проникли и в нашу армию; равно под разными предлогами появляются в армии и агитаторы, и притом в большом числе, которые действуют на умы запасных толкованием, что начальство не желает заботиться о запасных, потому их не увольняют в запас; также несомненно, что агитаторы и анархисты воспользовались толпой на толкучке и произвели полное бедствие во Владивостоке».

Поняв, что пути к отступлению дальше нет, власти стали решительно бороться с революцией. «Для прекращения беспорядков я отправил в Никольск-Уссурийский 1-ю стрелковую дивизию и корпусного командира ген. Гернгросса, и во Владивосток я назначаю 2 полка из Новокиевска» (ныне – Краскино), – докладывал Линевич. 1 ноября в город вошли казачьи части из Раздольного и Никольск-Уссурийского. «Прибыло 500 казаков, – вспоминала американка Прей. – У них длинные двуголовые пики, они сущие дьяволы и совершенно не знают жалости. Семь солдат утром бросили вызов трем из них, и те сделали из них отбивную – совершенно хладнокровно, словно имели дело с говядиной».

Как вспоминали сами казаки, порядок в городе был восстановлен, и «жители города, оценив добросовестную службу казаков, с благодарностью приносили им подарки».

Но беспорядки вспыхивали и позднее.

31 мая – 1 июня 1907 г. учинили бунт нижние чины минного батальона в бухте Диомид. Бойцы громили свои казармы, поджигали и грабили квартиры отцов-командиров, били офицерам физиономии, порой забивая до полусмерти. Зачинщиков выявили, арестовали, началось следствие. На исходе октября должен был состояться суд над бунтовщиками. Пользуясь случаем, руководство некой «Владивостокской военной организации» решило подбить в очередной раз массы на восстание, которое наметили на 21 октября.

Как явствует из «Обвинительного акта Приамурского военно-окружного суда», «главной целью, составлявшей предмет стремлений и вожделений организации, по агентурным сведениям, было вооруженное военное восстание, путем которого при поддержке рабочих имелось в виду истребить всех офицеров и все власти, завладеть имуществом и капиталами казны и богатых людей и объявить Владивосток республикой. Для достижения этой цели велась усиленная устная и письменная пропаганда среди портовых рабочих, учащихся и нижних чинов гарнизона; усиленно заготовлялось оружие и взрывчатые вещества для совершения ряда террористических покушений на должностных лиц».

Восставшие решили захватить корабли Сибирской флотилии и 7 октября убили командира миноносца «Скорый», подняв на нем красный флаг. После убийства на «Скорый» устремились дожидавшиеся условного сигнала на берегу матросы-бунтовщики с крейсера «Аскольд», Сибирского экипажа и группа рабочих. На «Скорый» также высадились со шлюпки двое мужчин и женщина – руководитель военно-партийной организации РСДРП Мария Масликова.

Она тотчас призвала всех к боевым действиям. Вслед за «Скорым» взметнулись красные флаги и над миноносцами «Сердитый» и «Тревожный», где часть команды изменила присяге и пошла за бунтовщиками. Однако большинство команд миноносцев загодя бежало на берег, а особо присоединяться никто не спешил, и, видя, что их затея всеобщего бунта провалилась и поддержать «восстание» больше не нашлось желающих, революционеры двинулись к Гнилому Углу (район нынешнего Дальзавода), где квартировал 12-й Восточно-Сибирский полк.

Товарищ Масликова призвала солдат присоединиться к мятежникам. Они ответили из пулемета. «Скорый» пошел вдоль северной части Золотого Рога на выход из бухты, паля из орудий по центральной части города. Но вырваться из бухты ему не удалось, и миноносец, получивший ряд попаданий, был выброшен мятежниками на берег в районе нынешнего памятника адмиралу Невельскому. На его борту было 10 убитых, включая «товарища Масликову», а также семеро раненых, которых власти великодушно поместили в госпиталь.

Во время суда все арестованные свалили всю вину на Марию Масликову, которая якобы угрозами и принуждением заставила их всех участвовать в бунте, в чем они глубоко и раскаялись.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (4)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноним 4 месяца назад
0 0
вот как бывает если власти думают что они могут делать что хотят
Автор. 4 месяца назад
1 0
Про Тряпицина все одробно известно. А вот к сожалению про Рикиитиро Эдзурэ, отомстившем за погром Тряпицина даже я не особо чего нашел.
Аноним 4 месяца назад
1 0
Жаль, что нет таких же подробностей про дела "красного партизана" Тряпицина, что он вытворял в Николаевске. Сколько простых граждан города сгубил, по "идейным" соображениям.
Аноним 4 месяца назад
1 0
"В воскресенье, 22 января 1905 г., рабочие Санкт-Петербурга отправились с петицией к царю, но были расстреляны перед дворцом. «Кровавое воскресенье» всколыхнуло всю Россию". Статья интересная, но "Кровавым воскресеньем" в истории принято называть день, когда это случилось в 1905 году - 9 января. Или, если хочется изменять даты, уже вошедшие в историю, можно добавлять: 22 января, по новому стилю. Я не историк, просто память хорошая.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ